Andy Novozhilov (commi) wrote,
Andy Novozhilov
commi

Дневник Дюшена - 1

Занимаясь чистой генеалогией и исправляя некоторую несправедливость по отношению к дальнему родственнику (собственно, продолжая копать про Сергея Константиновича Бельгарда из предыдущих трех постов), пришлось уклониться в сторону и сделать небольшое чисто историческое открытие. В результате вылупилась статья. Она узкоспециальная, и вряд ли интересна для широкого круга. Но пытливых и отважных прошу под кат. Прежде всё-таки приведу преамбулу, дабы стало понятно, о чём речь.

В исторической и околоисторической литературе широко распространены цитаты из анонимного дневника под условным названием «Русская революция глазами петроградского чиновника». В нём описываются «роковые» события в Петрограде с сентября 1917 по сентябрь 1918 гг., увиденные глазами высокопоставленного служащего Министерства Финансов, аристократа и монархиста. И хотя рукопись впервые была опубликована как анонимная, повсеместно принята версия, что её писал чиновник особых поручений Министерства Финансов Сергей Константинович Бельгард (1891-1931). В данной статье мы показываем, что он не является автором текста, и, более того, находим подлинного (как нам кажется) творца.

Статья большая, поэтому разбита на две части: «апофатическую» и «катафатическую».

К вопросу об авторстве «дневника петроградского чиновника»

Предыстория

Впервые дневник стал достоянием общественности в 1985 г. после опубликования выдержек из него в сборнике трудов Славяно-балтийского института при университете в Осло1. Рукопись до 1971 г. находилась среди личных бумаг инженера Христиансена, вывезшего ее в Норвегию, затем еще 14 лет – в архиве университета, пока не была передана в библиотеку. Тут на нее и обратили внимание первые публикаторы П. Нильсен и Б. Вайль. Через год появилась перепечатка в эмигрантском журнале «Грани»2, а еще через три года на волне гласности с дневником могли ознакомиться читатели нашей страны – он был напечатан в том же объеме, что и первая публикация, в пяти номерах ленинградского журнала «Нева» за 1990 г.3

К моменту начала печати в «Неве» дневник считался анонимным, и редакция журнала сообщила в предисловии, что обратилась к «специалистам» с просьбой установить авторство. «Специалист» в лице писателя и журналиста Бориса Неплоха4 не заставил себя долго ждать – уже в следующем номере журнала появилась его статья, где впервые была выдвинута версия, что автором дневника является С.К. Бельгард. Эту версию осторожно поддержали Нильсен и Вайль: «Нам представляется, что она не лишена оснований: Сергей Константинович Бельгард вполне мог быть тем, кто вел этот дневник»5.

Следует отдать должное журналисту – он все-таки не стал делать окончательного вывода об авторстве, допуская иные варианты: «здесь все-таки лучше пока поставить знак вопроса, потому что прямых доказательств нет, и вряд ли они могут отыскаться»6. Тем не менее версия Неплоха «пошла в народ». А поскольку в ответ на статью не последовало опровержения и не было предложено альтернативных вариантов, то гипотетичность версии стала упускаться из виду и анонимный дневник постепенно превратился в «дневник С.К. Бельгарда». Мы не будем здесь приводить многочисленные ссылки на работы серьезных (и не очень) исследователей, в которых фигурирует именно это последнее название. На просторах интернета можно даже встретить цитаты из «дневника министра финансов Российской Империи С.К. Бельгарда»!

Существует и обратная сторона ложной атрибуции дневника. Воззрения автора, а также некоторые факты его биографии прямо переносятся на личность Бельгарда, представляя последнего в неверном свете (например, приписывая ему антисемитские взгляды).

Таким образом, выяснение подлинного автора служит не только истине, но является восстановлением исторической справедливости по отношению к Сергею Константиновичу Бельгарду.

Автор – не Бельгард

Вообще-то говоря, если мы собираемся установить истинного автора дневника, то данного подраздела может и не быть – «чтобы оправдать невиновного, достаточно найти настоящего убийцу». Тем не менее мы займемся опровержением «версии Бельгарда», чтобы, во-первых, разобрать методику, которой пользовался Б. Неплох, поскольку также намереваемся ее использовать; а во-вторых, для перестраховки: в случае, если мы сами (вдруг) ошибемся в атрибуции, то по крайней мере исправим несправедливость по отношению к С.К. Бельгарду, раз уж его столько лет поминали всуе, и заодно исключим его из списка возможных кандидатов на авторство. Нелишним будет также отметить ошибки Б. Неплоха.

Итак Сергей Константинович Бельгард. Потомок французских эмигрантов-роялистов, перешедших на российскую военную службу в конце XVIII в.
Родился в Санкт-Петербурге 22 февраля 1891 г.7 Отец – Константин Карлович Бельгард (21.05.1859-?), надворный советник, камергер, управляющий Аничковым дворцом. Мать – София Порфириевна, дочь генерал-майора Порфирия Тимофеевича Левенгофа из шведских дворян.

В мае 1912 г. Сергей Бельгард окончил престижное Императорское Училище Правоведения (72 выпуск), и в звании титулярного советника был причислен к Министерству Юстиции без содержания8. С декабря 1912 г. – на службе в Особой канцелярии по кредитной части Министерства Финансов, с 1915 г. – чиновник особых поручений в Иностранном отделе той же канцелярии. К 1917 г. дослужился до коллежского асессора и имел орден Св. Анны 3 степени9.

11 октября 1917 г. назначен специальным представителем Минфина в Риме для наведения порядка в платежах за итальянские военные поставки российской армии10.

После октябрьского переворота 1917 г. принимал участие в забастовке госслужащих, в марте 1918 г. возобновил работу в Кредитной канцелярии, а в конце 1918 г. назначен управляющим делами Главного комитета по ликвидации аннулированных госзаймов.

Выезжал в длительные командировки за границу. В 1920-1922 гг. – представитель Наркомфина в заграничной делегации, возглавляемой Л.Б. Красиным, в июне 1922 г. – эксперт по финансовым вопросам на Гаагской мирной конференции. Участвовал в работе англо-советской конференции в 1924 г. С осени 1922 до июня 1929 гг. состоял в должности помощника заведующего иностранным отделом (ИНО) Госбанка. С февраля 1926 г. исполнял обязанности представителя Госбанка в Лондоне. В марте 1929 г. вернулся в СССР, и затем был назначен директором Правления Госбанка11.

Был дважды женат.

Арестован в ночь с 22 на 23 августа 1930 г. Проходил по делу «контр-революционной меньшевистской вредительской организации в Госбанке СССР»12. Решением Коллегии ОГПУ от 25 апреля 1931 г. был приговорен к высшей мере наказания. Расстрелян 29 апреля 1931 г. Похоронен на Ваганьковском кладбище в Москве. Реабилитирован 10 октября 1961 года.

Мы приводим здесь эту краткую биографию, так как некоторые сведения из нее (до 1918 г.) нам понадобятся для опровержения «версии Бельгарда», а «советский» период освещаем в качестве ответа на замечание Б. Неплоха, что «после 1918 года след Сергея Бельгарда теряется». Как видим, след, вполне себе, находится.

Более подробную и развернутую биографию Сергея Бельгарда можно прочитать на генеалогическом сайте авторов данной статьи: http://novbelgen.net/bg#bg.29.13

Метод Неплоха

Каким же образом Б. Неплох «вышел» на С.К. Бельгарда? Оговоримся сразу, что полагаем его методологию правильной – он шел в верном направлении. Однако, если бы исследователь действовал более скрупулезно, внимательнее читал сам дневник и не игнорировал некоторые несообразности, то результат мог бы быть совершенно иным.

Нильсен и Вайль сообщают, что из 530 рукописных страниц напечатали только пятую часть текста дневника, так как остальное представляет из себя пересказ газетных статей и декретов Советской власти без каких-либо комментариев со стороны автора. Они отобрали для публикации только записи, содержащие личные наблюдения чиновника, его комментарии, описание событий, в которых он сам участвовал. В данном случае это как раз то, что необходимо для установления авторства.

Сведения наблюдателя о себе крайне скупы, но из текста дневника все же можно извлечь некоторые полезные данные об авторе:

  • примерный возраст и дату рождения (без указания года) – 18-40 лет и 11 июля;
  • вероисповедание – православный;
  • семейное положение – закоренелый холостяк, при этом страдающий от одиночества;
  • место учебы – Императорское Училище Правоведения;
  • места работы – нештатный сотрудник Особой канцелярии по кредитной части Министерства Финансов, член правления нескольких акционерных обществ, где в некоторых из них был директором;
  • круг знакомств – разного рода аристократы, бывший Председатель Совета Министров, высшие чиновники Минфина и МИД, иностранные консулы и послы, представители крупной буржуазии;
  • указания на адреса проживания его и родителей – казенная квартира МФ (в здании МФ на наб. р. Мойки, 47), Моховая, 28 и Галерная улица (родители).
  • другие личные сведения, могущие оказать помощь в атрибуции.

Подробнее эти данные мы рассмотрим при определении настоящего автора, а пока вернемся к статье Б. Неплоха и выясним логику его рассуждений.

В поисках анонима журналист обратился к «Списку личного состава Министерства финансов на 1916 год». В этом списке, отсортированном по учреждениям МФ, в краткой форме приводятся именно те данные, которые и нужны: год рождения, учебное заведение с годом его окончания, годы поступления на государственную службу по ведомству МФ и в настоящую должность. Указываются вероисповедание, звание и награды.

Неплох приступил к «отбраковыванию» – выделению кандидатов из обширного списка служащих Минфина. И тут же совершил первую ошибку! Он опрометчиво посчитал Кредитную Канцелярию местом службы автора дневника, совершенно упустив из виду слово «нештатный». Далее исследователь действовал методологически верно, но к сожалению, уже на ложной выборке имен. Он справедливо выделил среди сотрудников Канцелярии выпускников Императорского Училища Правоведения, существенно ограничив число «кандидатов». Затем, исходя из возраста и «аристократизма», сразу же обратил внимание на Сергея Бельгарда. Здесь Неплох не раскрывает логику этого выбора – даже среди служащих Кредитной Канцелярии, как мы увидим далее, имелось несколько подходящих персонажей. Скорее всего, он сделал выбор задним числом – с учетом последующих косвенных доказательств, когда он обратился непосредственно к фигуре Бельгарда.

Этих косвенных доказательств всего два, и оба крайне неубедительны.

Первый аргумент извлекается из указаний на места проживания анонима и С.К. Бельгарда. Судя по дневнику, его автор до последних чисел ноября 1917 г. занимал казенную квартиру Минфина. Вот запись из дневника от 23 ноября:

…Саботирующие чиновники должны очистить квартиры к 27 ноября. Я перееду 26-го на Моховую, в квартиру графини Пален.

Речь идет о доме № 28 по Моховой улице, где проживала графиня Елена Павловна фон дер Пален, жена полковника, фрейлина императрицы13. В этом же доме довольно давно жили две двоюродные тетушки С.К. Бельгарда – фрейлины Варвара и Мария Валериановны Бельгард14. Б. Неплох посчитал это обстоятельство не случайным и веским доводом в пользу своей версии. Мы же утверждаем, что это – чистое совпадение (хотя и любопытное). В ответ на «косвенное доказательство» приводим свои, косвенные же, соображения на этот счет.

Дело в том, что Сергей Константинович принадлежал к другой ветви Бельгардов, нежели фрейлины. И хотя обе ветви имели общего предка – генерал-майора Александра Александровича Бельгарда (1770-1816) – прадеда Сергея Константиновича, они между собой мало контактировали и знали друг о друге не очень много. Например, брат Варвары и Марии – сенатор Алексей Валерианович Бельгард15 (кстати, тоже закончивший Училище Правоведения) в своих «Воспоминаниях»16 пишет о двоюродном брате Александре Карловиче17 (родном дяде Сергея) так, как будто это совсем чужой человек, ни разу не упоминая свое родство с ним и называя его исключительно «полтавским губернатором»18. О другом кузене, отце Сергея, он не упоминает вовсе. При этом сенатор не был чужд родственных отношений – родне по линии своей матери уделено немало страниц его книги.

Таким образом Сергей мог совсем не знать, что в доме на Моховой проживала его родня, и переезд по этому адресу никак не был связан с этим обстоятельством. Но если мы не правы и факт проживания в данном доме двоюродных тетушек был ему известен, то в этом случае Бельгард, как автор дневника, упомянул был своих родственниц, а не только неродную для него графиню Пален. Впрочем, это все находится в области предположений и не может склонить чашу весов ни в ту, ни в другую сторону.

Второе косвенное доказательство Неплоха касается более важного предмета – даты рождения автора дневника. Если достоверно установить день рождения «кандидата» на авторство, то косвенное доказательство становится почти стопроцентно прямым. Однако Неплох, видимо не имея доступа к точным биографическим данным о Сергее Бельгарде, останавливается именно на косвенном аргументе: 11 июля (день рождения автора дневника) в неких русских святцах является днем преподобного Сергея. Весьма неубедительно. А ведь сделай Неплох еще один шаг и выясни действительную дату рождения Бельгарда, то прибегать к подобному аргументу ему бы не пришлось. Более того, вся его версия мгновенно бы рассыпалась: 22 февраля и 11 июля – совершенно нестыкуемые даты, даже с учетом различных вариантов «сдвигов» между новым и старым стилями. Только на основании этой нестыковки С.К. Бельгард полностью исключается из рассмотрения в качестве автора «дневника петроградского чиновника».

Обратим внимание также и на другие несообразности, которые Б. Неплох предпочел не заметить. Это описанные в дневнике события, связанные с возрастом и аристократизмом.

Для начала отметим, что российские Бельгарды не были настоящими аристократами. Потомственные дворяне с французскими корнями, прослеживаемыми вплоть до XIV века, – да. Но среди них не было ни графов, ни баронов, ни князей. Это был род военного, а затем и служилого дворянства, хотя и с весьма высокими званиями в армии и значительными постами при Дворе и в правительстве России. Круг знакомств автора дневника «петроградского чиновника», напротив, показывает близость его к истинной аристократии – упоминаются те или иные личные отношения с графинями: Пален, Клейнмихель, Игнатьевой; баронессой Крузерштерн, князем Шаховским и графами Бергом и Мирбахом. С последним аноним познакомился еще в 1912 г. на обеде у В.Н. Коковцова (председателя Совета министров Российской империи в 1911-1914 гг., возведенного в графское достоинство в 1914 г.).

Упоминаемое событие – обед у Коковцова – подводит нас к теме возраста. В 1912 г. Сергею Бельгарду исполнился 21 год19, он только что закончил Училище Правоведения. Присутствие молодого титулярного советника на официальном обеде у председателя Совета министров в честь приезда германской делегации – маловероятно, если не сказать больше.

Еще эпизод:

Четверг, 21 марта 1918
Нового ничего. У меня завтракал норвежский военный агент капитан Стефенс20. Заходил Шателен21.

Вот так запросто к 27-летнему подчиненному заходит 45-летний товарищ Министра Финансов? Трудно представить. Заметим попутно, что «аристократическая» привычка давать завтраки и проводить совместные обеды с иностранными дипломатами несколько раз упоминается в дневнике.

Не будем подробно останавливаться на многочисленных служебных обязанностях «петроградского чиновника». Отметим только, что молодой коллежский асессор вряд ли мог быть директором правления солидного Русского Торгово-Промышленного акционерного общества.

Вообще же после прочтения дневника возникает портрет автора с его апатией, одиночеством и неврастенией, который мало походит на 27-летнего Сергея Бельгарда. Нам кажется, что аноним должен быть несколько постарше. К тому же Бельгард был дважды женат, а это также не соответствует образу закоренелого холостяка, каковым себя полагал автор текста.

Обратим внимание на еще одну несообразность. Известно, что Бельгард 11 октября 1917 г. был назначен специальным представителем Минфина в Риме и должен был отправиться в Италию. Автор же дневника ни сном ни духом не отмечает это назначение, продолжая описывать события в Петрограде в записях от 15, 16 и 19-26 октября. Мы не знаем, сколько продлилась командировка Бельгарда, но вполне вероятно, что он и вовсе отсутствовал в дни октябрьского переворота, и, соответственно, не мог зафиксировать в дневнике столь широко цитируемые наблюдения о «зверствах» большевиков.

Но достаточно о нестыковках – мы уже исключили Бельгарда из списка. Пора обратиться к поискам истинного автора. Но прежде, чем мы это сделаем, стоит упомянуть еще об одной попытке доказать, что автором дневника был С.К. Бельгард.

Доказательство Боннэр

Эту попытку сделала Елена Георгиевна Боннэр в своей книге о родословной академика Андрея Дмитриевича Сахарова22. Дело в том, что родной дядя академика Николай Иванович Сахаров (1891-1971) был женат первым браком на Валентине Владимировне, урожденной Бандровской, которая, в свою очередь, после развода с ним около 1929 г. вышла замуж за все того же Сергея Константиновича Бельгарда.

Боннэр после смерти мужа, занимаясь его родословной, натолкнулась на известную нам публикацию в журнале «Нева». Сначала она обратилась к падчерице Сергея Константиновича – Ирине Николаевне Сахаровой, – высказав ей свое «интуитивное убеждение», что автором дневника является ее отчим. Та не согласилась, считая, что это не его стиль и ему не был свойственен присутствующий в дневнике антисемитский оттенок (и, как мы теперь знаем, оказалась права). Боннэр, однако, по ее собственным словам, «не сдалась» и решила доказать собственную правоту. В отличие от Б. Неплоха, шедшего от общего к частному, она поступила наоборот: отталкиваясь от имени, попыталась найти данные, подтверждающие версию: «автор – Бельгард».

Елене Георгиевне было известно, что Сергей Константинович был расстрелян по так называемому «Делу Госбанка», и поэтому она обратилась к соответствующим документам23 в архиве МГБ (ныне ЦА ФСБ). Буквально сразу же после прочтения начальных сведений из анкетного листа арестованного она сделала поспешный вывод о тождестве анонимного автора дневника и Бельгарда. Доказательствами Боннэр посчитала три совпадения: оба закончили Училище Правоведения, оба служили в Кредитной Канцелярии и, наконец, оба участвовали в забастовке госслужащих. «Не может быть столько совпадений! – пишет Елена Георгиевна. – Бесспорно, С.К.Бельгард и неизвестный автор – одно лицо… Можно написать в "Неву"»24.

Все три аргумента не выдерживают критики: в 1917 г. в Министерстве Финансов служили по меньшей мере 32 выпускника Училища Правоведения, из них пятеро – в Кредитной Канцелярии, а в забастовке служащих участвовали поголовно все чиновники министерства. Вероятно исследователю так сильно хотелось подтвердить свое «интуитивное убеждение», что она проигнорировала такое важное обстоятельство, как несовпадение дат рождения, а также то, что автор дневника был только нештатным служащим Кредитной Канцелярии. Таким образом, попытку Е.Г. Боннэр, как и попытку Б. Неплоха, будем считать незасчитанными.


  • 1 Русская революция глазами петроградского чиновника: дневник 1917-1918 г. Meddelelser nr. 48, Осло, 1986. 60 с. Публикация Петера Нильсена (Jens Petter Nielsen) и Бориса Вайля.
  • 2 Русская революция глазами петроградского чиновника: дневник 1917-1918 г. Грани №№ 145-146. Посев, 1987.
  • 3 «Глазами петроградского чиновника» Нева 1990 №№ 8-12.
  • 4 Борис Леонидович Неплох – в 1977 г. закончил заочное отделение Журналистского факультета ЛГУ, издавал многотиражные газеты и работал на ленинградском телевидении, в 1990 г. стал одним из основателей газеты «Ами» при Ленинградском обществе еврейской культуры. С 1991 – в Израиле, с 1994 – в Канаде. Издатель-редактор газеты «Монреаль-Торонто». Под псевдонимом Бьер Холлен выпустил две книги рассказов: «Вид с Королевской горы» (2004) и «Во всем виновата луна» (2009).
  • 5 Нева, 1990, № 10, С. 191.
  • 6 Там же. № 9, С. 195.
  • 7 ЦГИА СПб Ф. 19 Оп. 127. Д. 130. Л. 87 об. Метрическая книга церкви Рождества Иоанна Предтечи при 1-ом Кадетском корпусе за 1891 г.
  • 8 РГИА Ф. 1405 Оп. 544. Д. 950. Дело о службе бывшего причисленного к Мин. Юстиции Сергея Бельгарда.
  • 9Список личного состава Министерства Финансов на 1916 год. Петроград, изд. редакции «Вестника Финансов».
  • 10 РГИА Ф. 1525. Оп. 1. Д. 232. Л. 25–44. Ведомости незаконченных заказов, о состоянии заказов и справочный материал по заказам в Италии.
  • 11 М.Г. Николаев «Неизвестные судьбы госбанковцев 1920-х: директор иностранного отдела Госбанка СССР В.С.Коробков» // «Деньги и Кредит» 2013 № 7, С. 66.
  • 12 ЦА ФСБ. Д. Р-27952. тт. 1-5. «Дело контр-рев. меньшевистской вредительской организации в Госбанке СССР».
  • 13 «Весь Петроград на 1917 год» Адресная и справочная книга г. Петрограда. Отдел III, С. 516.
  • 14 Там же. С. 53.
  • 15 Алексей Валерианович Бельгард (1861-1942) – государственный деятель, гофмейстер, сенатор, мемуарист. 1902-1905 – губернатор Эстляндии. 1905-1912 – начальник Главного управления по делам печати. С 1909 г. – гофмейстер. С февраля 1912 – сенатор. Был председателем в Исполнительной Комиссии по народному образованию. С 1918 г. – в эмиграции в Германии, с 1934 по 1940 гг. – в Эстонии. Умер 27 февраля 1942 в Берлине.
  • 16 А.В. Бельгард «Воспоминания» М. 2009.
  • 17 Александр Карлович Бельгард (1854-1921)- камергер (1891), харьковский вице-губернатор (1892-1896), губернатор Полтавы (1896-1902). В 1905 – уволен по прошению от службы, С 1916 – сенатор. После октябрьского переворота – в эмиграции. Умер в Берлине 10.11.1921.
  • 18 А.В. Бельгард «Воспоминания» С. 456.
  • 19 Граф Мирбах был в составе делегации немецкого канцлера Бетман-Гольвега, прибывшей в Россию в июле 1912 г. // События дня. Новое Время. 12 июля 1912.
  • 20 Вильям Стефенс – норвежский военный атташе в Петрограде (1917-1918).
  • 21 Сергей Андреевич Шателен (1873-1946) – дсс, в 1917 г. товарищ Министра Финансов
  • 22 Е.Г. Боннэр «Вольные заметки к родословной Андрея Сахарова», Изд. Права человека, 1996, С.147-150.
  • 23 ЦА ФСБ. Д. Р-27952.
  • 24 Боннэр «Вольные заметки…» С. 148.

Окончание следует

 


Для меня самого статья интересна не конечным результатом – установлением истинного автора дневника (хотя и это важно), а тем, что она отражает процесс моего познания – затевая поиск, я действительно не знал, чем дело кончится, и находка произошла именно так, как описано в тексте.

В связи с «открытием» три предыдущие поста про Бельгарда устарели, так как содержат цитаты от его имени, автором которых он не был. Актуальный вариант, как всегда, находится здесь.

Tags: генеалогия, история
Subscribe

Posts from This Journal “история” Tag

  • Блокадные письма Мегорской

    Опубликовал письма моей бабушки Наталии Владимировны Мегорской из блокадного Ленинграда к её детям: моей маме и её младшему брату (моему дяде).…

  • Экономика блокады на крови

    Разбираю письма моей бабушки из блокадного Ленинграда. Потрясающие документы, достойные отдельного разговора. Но сейчас хочу обратить внимание…

  • Дело о винегрете

    Статья о деле ГПУ 1924 г., по которому была осуждена и отправлена на Соловки наша прабабушка Мария Юрьевна Мегорская (ур. Булах). Написана на…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments