April 25th, 2014

JR

Сводки с фронтов 13

Хорошая цифра, чтобы закрыть тему. Война проиграна. Никаких фронтов уже нет. Да и не было – народу пофиг! Оккупанты спокойно хозяйничают на занятой территории и ведут тотальную зачистку. Эстетически неприятные и малоумные персонажи диктуют мне, что я должен читать, а что – нет. Да и вообще, указывают, как жить.

Жалкие попискивания, к коим отношу и свои ламентации, не в счёт. Тем более, что «новороссийская» повестка застит очи и славно выпускает пар возбуждённых нетизан.

В неумытых пока углах обсуждаются партизанские методы доступа к инфе, прикрытой уже или запретной в будущем. Предлагаются всякие чуждые обывательскому уху торы, фригэйты, випиэны и прочие прокси. Конечно всегда найдётся хитрый болт для любой тугой гайки, но пейзаж-то сильно изменился – интернет уже не торт. Любое более-менее популярное средство обхода барьеров будет непременно пресекаться, сводя число любителей интеллектуальной клубнички к исчезающе малой величине, которой можно и пренебречь.

У меня до сих пор хранятся фотографические оттиски и «пятые» машинописные экземпляры диссидентской литературы периода позднего застоя. Я ещё помню, как для получения копий чертежей (синек) в заводском КБ, где я работал, надо было собирать кучу разрешающих подписей, а потом через маленькое окошко в бронированной двери мне протискивали рулоны воняющей нашатырём бумаги (такова технология). И это при том, что выход чертежей за пределы завода не предполагался. Копировально-множительная техника в стране была запрещена, а слово «ксерокс» доносилось из другой вселенной. Власть ссала тогда, ссыт отчаянно и поныне.

Ну и что? Как влияло моё чтение или кухонные бдения с друганами под водочку на власть, а главное – на так называемую общественность, которая только и может эту власть приструнить? Да никак. В народе и тогда относились, и сейчас относятся к диссидентам в лучшем случае с брезгливостью. Как же, знаем – национал-предатели. Раньше, правда, можно было «загреметь» за сам факт чтения или хранения, чего пока не наблюдается. Но и это не за горами. И, опять же, – кого это волнует? Кликай на одобренные Роскомнадзором ссылки, и будут тебе вечные котики и щастье!

К чему я это? А к тому, что я уже это проходил и не думал, что под старость надо снова погружаться в то же море тотальной лжи и лицемерия. Я там изрядно поплавал. Совок воспроизводится в новых поколениях. И от этого берёт тоска.

Это лирическое отступление. Возвращаемся к нашим баранам.

Меня слегка удивляет наивное аппелирование некоторых к здравому смыслу и законности. Правда, больше среди полувменяемых, которые до сих пор «не верят в смерть Ильича» (типа СПЧ при президенте). Но на них и кладут с прибором. А ведь уже сформулирована довольно удачная фраза, подразумевающаяся в любом госдуровском законе об интернете:

Любые сайты могут быть заблокированы кем угодно, на неограниченный срок без объяснения причин.

Вон, доступ к блогу Навального прикрыли без ясных юридических обоснований, а там ведь сотни постов, написанных им до ареста. Покруче замены «Берии» на «Берингов пролив» в Большой Советской Энциклопедии.

В советское время (раз уж пошли неностальгические воспоминания) была серия анекдотов про Вовочку. Потом к этой серии придумали открывающий и завершающий эпизоды.

В начальном анекдоте мама Вовочки, пришедшая первый раз забирать сына из детсада, с угасающей надеждой искала его последовательно в комнатах с табличками на дверях: «Хорошие дети», «Нормальные дети», «Не очень хорошие дети», «Плохие дети», «Очень плохие дети», пока в конце лестницы, ведущей на чердак, не увидела дверь с надписью «ВОВОЧКА».

А во втором – вернувшийся из школы радостный Вовочка встретил в семье холодный приём. Он всё хвастался своими пятёрками по различным предметам, а на него шикали и просили помолчать. А потом мама сказала: «Тише, Вовочка. Вчера твой брат Саша стрелял в царя.»

После этого анекдота вся серия ретроспективно наполнялась новым смыслом. В советское время, когда Ленин заменял бога на земле, это было сильно.

Так вот. Наконец-то в наш калашный ряд пожаловало главное лицо. А то до этого поляну пас какой-то жалкий любитель тяжелого рока и мобильных гаджетов. Лицо царственно и с чекистской прямотой изрекло:

Все это [интернет] возникло как спецпроект ЦРУ США, так и развивается.

Все умолкают. Занавес.

P.S. Конечно, многое ещё можно было бы сказать. И про «осаждённую крепость», и про непременного Сноудена, задающего из подвалов Лубянки глупые вопросы своему тюремщику, и про отжим «ВКонтакте» с убытием его создателя. Да много чего накопилось. Но законы жанра требуют точки. И чтобы закончить на мажорной ноте, с мстительным восторгом отмечу только одну известную мне жертву с вражеской стороны – моего любимца, фотошопопожаротушителя, спортсмена-тяжеловеса, сенатора (теперь уже бывшего), да и просто красавца – Руслана Гаттарова. Поматросил с Твиттером, погрозил пальчиком Гуглу с Фэйсбуком, съездил в Америку на рандеву с ними и сгинул в челябинских весях.
Мелочь, а приятно.